Биткоин, гибрид МММ и Майдана: эта «криптовалюта» кончилась — несите другую

Некогда многочисленные сенсационные вести с фронта «криптовалют» из мощного и бурного потока, сулящего немерянные блага всему человечеству, превратились в тонкий ручеек с неприятно пахнущим содержимым, в котором лишь изредка проплывает крупная, но неизменно дохлая рыба. Вот самая недавняя из них — и наверняка далеко не последняя в том же духе. 

10 января 2019 года стоимость биткоина (ВТС), первой и до сих пор самой популярной в мире «крипты», снизилась еще на 5,6%, что повлекло за собой «эффект домино» для всех остальных токенов. За сутки мировой объем данного рынка сократился на 11 млрд долларов — со 138 до 127 млрд долларов — и это на фоне роста всех основных экономических показателей после «рождественского обвала». 

Что же не так сегодня с «криптой», которую совсем недавно вовсю рекламировали в качестве «новых денег для XXI века» и на «майнинг» которой в 2017 году было потрачено 20,5 млрд кВт/ч электроэнергии из произведенных в мире 25,51 трлн кВт/ч?

В вопросе разбирался обозреватель Федерального агентства новостей.

Классическая пирамида

Ответ на вопрос «Что не так?», можно сказать, до обидного прост: да все так, «криптовалютный» проект реализован чрезвычайно успешно, принеся его создателям (наверняка из того же «прайда», который создавал Интернет в целом) многомиллиардные, в десятки, если не в сотни тысяч процентов, прибыли, что и планировалось изначально. Это классическая «финансовая пирамида» типа МММ — только глобального масштаба и в современной ай-ти/хай-тек упаковке: «блокчейн»-технологии, «биг-дата», «цифровое золото» и все такое. Плюс таинственный Сатоши Накамото вместо Сергея Мавроди в роли «отца-основателя».

Как известно, рубеж в 50% (чуть больше 10,5 млн) сгенерированных «биткоинов» был преодолен в 2014 году, а чуть ранее, в 2013 году, началась его весьма продуманная рекламная и финансовая накачка. Оттолкнувшись от уровня 10 долларов, ВТС, который начинал в 2009 году вообще с 8 центов за тысячу «битков», «взял» к концу года планку в 1000 долларов и после «коррекции», связанной с громкими арестами и закрытиями биткоин-площадок, постоянно снижался. 

Минимум января 2015 года составил 177 долл. за один «биток», к концу года обменный курс вырос до 360 долларов. На этот момент было сгенерировано уже две трети от общего объема биткоинов, а «кредитная история» «криптовалюты номер один» на различных площадках составляла более пяти лет и была уже достаточно правдоподобной и насыщенной, чтобы стать «историей успеха».

2016 и особенно 2017 год были временем монетизации данного проекта. На пике декабря позапрошлого года стоимость биткоина превышала 19 000 долларов, а продано их было более чем на 150 млрд долларов. Примерно две трети этой суммы достались организаторам проекта и держателям основной ВТС-массы, сгенерированной на ранних этапах создания данной «криптовалюты» и реально стоившей тогда буквально копейки. Все по науке, ничего личного — только бизнес, только сверхприбыли… 

Надеюсь, понятно, что подобного рода проекты по умолчанию не могут быть реализованы без причастности к ним неких глобальных «центров силы»? А байки про миллионы юзеров-майнеров, которые свободно избрали биткоин как удобное средство взаиморасчетов, — из той же серии, что и байки про киевский Евромайдан 2013/14 годов как стихийную «революцию достоинства».

Аверс и реверс «крипты»

Расхожий образ биткоина и других «криптовалют» как «денег для криминала» не вполне соответствует действительности. Точно так же не соответствует ей образ «денег для свободных людей цифровой эры». Это — как аверс и реверс любой монеты. Значение имеют не они, а готовность людей принимать их информационный носитель (металл, бумагу, комбинацию «электронных цифр» и так далее) в качестве средства подтверждения прошлых, текущих и будущих транзакций. А эта готовность, в свою очередь, обеспечивается необходимым «функционалом».

«Функционал» же современной «крипты» во всех ее ипостасях имеет множество недостатков при одном важнейшем достоинстве: отсутствии эмиссионно-контрольного центра в схеме транзакций. Конечно, полной тайны операций здесь нет, но ни налогов, ни штрафов, ни каких-либо иных обязательных платежей, выраженных в биткоинах, не существует и существовать не может. 

Словом, перед нами — не просто гибрид МММ и Майдана, но идеальная формула для оплаты любых товаров и услуг, включая самые «токсичные» из существующих в «оффлайн-мире», в том числе носящих криминальный характер. Но «куда конь с копытом — туда и рак с клешней». Где «крестные отцы» — там и «джеймс бонды»: расчет с агентурой (включая криминальную), коллегами и другими контрагентами при помощи глобального криптовалютного «черного ящика» максимально удобен и безопасен для платящего.

И, пока в этом отношении новых прорывных технологий нет, спрос на «криптовалюты», видимо, будет сохраняться, хотя и не на ажиотажно-спекулятивном уровне. Именно поэтому и ВТС, и его аналоги даже в нынешней ситуации, когда любые «точки выхода» из них в «традиционные» валюты легализованы и контролируются национальными, а также глобальными финансовыми властями с особым тщанием, снизили свою валютную стоимость не до нуля и даже не до уровня 2016 года. Но как «глобальные деньги», нынешний криптовалютный проект закончился и больше не существует. 

Тем не менее, длящаяся деградация нынешней валютной системы, при которой, например, тот же доллар обеспечен реальными активами максимум на 3—4% его номинальной стоимости, а глобальная финансовая стабильность сохраняется только благодаря тому, что 90% денежной массы все еще продолжает «крутиться» на рынке деривативов, включая запредельно «перегретый» фондовый рынок, — вся эта деградация рано или поздно неизбежно приведет к пришествию «новой крипты», не связанной с вещественными или энергетическими «лимитами».

Эта «криптовалюта» кончилась — несите другую!

Автор:
Олег Щукин

Источник: riafan.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.