Детдома, старики и горящий Донбасс: история одного волонтера

Вокруг нас живут самые разные люди. Кто-то тихо живет своей неприметной жизнью, кто-то имеет необычные хобби. Но есть и те, кому мало всего этого, кто часть своей жизни посвящает помощи оказавшимся в трудной жизненной ситуации. 

Федеральное агентство новостей уже не раз писало о людях, чьи поступки вызывают уважение. В одном из материалов речь шла об Артуре Закирове, искреннем и страстном друге Новороссии. Среди его соратников есть человек, который заслуживает отдельного рассказа. 

Слушая ее историю, невольно начинаешь думать, что у этой женщины в сутках — не 24 часа, а как минимум 48. А жизненную энергию она получает, помогая людям, ибо жить без этого она просто не может.

Друг детдомовцев

Елена Шумаева живет в Рязани. По образованию она педагог-психолог и много лет проработала с детьми в детском саде. Сейчас из-за финансовых проблем работает в крупной нефтеперерабатывающей компании — с техникой, однако надеется, что еще вернется в профессию. 

«Я, конечно, привыкла, но это мне не близко, это работа с приборами, технического плана, а мне нравится работать с людьми», — говорит Лена. 

По ее словам, ей всегда было интересно общаться с детьми. Когда она сама еще была в первом классе и занималась музыкой, ее вместе с другими такими же детьми повезли в детский дом с концертом на 8 марта. 

«Мы почему-то пели очень грустную песню про маму. Организаторы не продумали, видимо… А там на первых рядах на руках у детей постарше сидели совсем малыши, и на этой песне они начали плакать. Мне это очень врезалось в память…» — рассказала Лена. 

Видимо, поэтому, когда одноклассницы позвали ее сходить вместе с ними поиграть и пообщаться с обитателями местного Дома ребенка, она согласилась. 

«Когда пришли, я чувствую — это мое. Мне с детьми интересно — они меня приняли, ждут, радуются, бегут такие счастливые… Они понимают, что кто-то к ним приходит, кто-то им рад. Меня это очень тронуло. Я стала туда постоянно ходить к двум мальчикам. А потом одного усыновили, другого усыновили…» — поделилась воспоминаниями Шумаева.

По словам Елены, главным для детей было общение, хотя подарки и она, и другие волонтеры, конечно же, приносили, когда была возможность. 

«Пока мы были школьниками, мы больше играли, гуляли. Как правило, детям это больше интересно: общение, чтобы кто-то их навестил, поиграл, погулял. Но игрушки, вещи, одежду, обувь, книги тоже, естественно, приносили, это очень приветствовалось педагогами», — отмечает она. 

Так продолжалось много лет. Кого-то из детей забирали, кто-то вырастал, появлялись новенькие. А гости из большого мира, как могли, старались хоть немного восполнить то, что недодала детдомовцам судьба. 

Потом у Елены родился свой ребенок, и какое-то время ей было просто некогда ходить к подопечным. Но она все равно чувствовала, что ей не хватает этого контакта. Она стала отправлять посылки в детские дома, а также переписывалась с детьми, что, безусловно, тоже важно для ребенка, по той или иной причине оставшегося без близких. 

«Когда у меня сын уже подрос, стал школьником, времени стало больше свободного, я снова стала туда ходить. До сих пор на выходных посещаю Дом ребенка. В субботу вот была, гуляла с мальчиком. Вот так оно и длится много лет…» — говорил Шумаева.

Одно время родной сын Артем, конечно, ревновал. Когда был маленький, даже помогал — ходил с мамой на почту отправлять посылку. А потом стал задавать вопросы: «А почему ты покупаешь тем детям, а не мне?» 

Но Елена смогла ему объяснить, что им — нужнее, что у живущих в детских домах деток нет никого и ничего: нет близких, нет мамы и папы, никто их не пожалеет, не будет ухаживать. Сейчас сын уже вырос и учится в Санкт-Петербурге. 

Ну, а супруг всегда относился к деятельности жены спокойно. Не помогая, но и не проявляя какого-то недовольства. 

Не только маленькие, но и старенькие

Кого-то это, наверное, удивит, но, несмотря на появление собственной семьи, Елена Шумаева не стала ограничиваться помощью детям. Так сложилось, что ее внимание привлекли и пожилые люди, также нуждавшиеся в заботе и внимании…

Это произошло уже в ту эпоху, когда в нашу жизнь вошли социальные сети. 

«Я была очень близка со своей бабушкой, и я, конечно, очень переживала, когда она умерла. Мне действительно не хватало ее… Мне хотелось пообщаться с пожилыми людьми. Лет пять назад в соцсети я случайно увидела информацию о фонде «Старость в радость». Как-то раз их координатор по Рязанской области Юлия написала, что планируется поездка в Дом престарелых в Шиловский район на День Победы», — рассказала Лена. 

По ее словам, она не раз еще навещала пенсионеров, хотя добираться в область приходилось своим ходом, на автобусах.

Из Рязани решилась поехать только Шумаева. В огромном Доме престарелых оказалось около 250 обитателей. Гости, прибывшие с координатором, пели под «минусовки» военные песни, играли с ними, кидая в зал шарики, а зрители бросали их назад.

Когда концерт закончился, пришло время навестить лежачих пожилых людей. Для Елены это стало шоком. 

«Это словами не опишешь… Это и страшно, и жутко — когда ты видишь беспомощных людей. Тогда материальное положение в этом заведении было очень неважное. Были там проблемы с директором: мы привозили туда много всякой помощи, но людям очень мало что доставалось», — вспоминает она. 

Больше всего Шумаеву поразил один мужчина. Он лежал, был полностью парализован и даже не мог говорить. И когда волонтеры стали раздавать конфеты, ему очень захотелось сладкого, он его, видимо, давно не ел. Мужчина глазами показал, что хочет конфету и один из волонтеров развернул фантик и положил конфету ему в рот. Потом он снова показал глазами — и ел эти конфеты одну за одной, настолько он соскучился по сладкому… 

«Это было жутко. Могу часами рассказывать, что там было. Я когда приехала оттуда, первую ночь вообще не спала, слезы градом. Я представила, что чувствует этот человек, который лежит, и к нему, может быть, вообще никто не подходит. Его могут покормить, а могут и не покормить, и он ничего не может сделать. Это просто шок для меня был», — говорит собеседница ФАН. 

В дальнейшем Лена стала посещать интернаты. 

«Нам там всегда очень рады! У нас программа обычно такая: мы приезжаем с концертом, а потом ходим по палатам, общаемся с людьми. Летом проводили волонтерский лагерь, делали ремонт в интернате своими силами…» — рассказала волонтер.

 

Направление — Донбасс

Этой деятельностью Елена Шумаева занималась постоянно до тех пор, пока она не познакомилась с группой «Помощь раненым бойцам Новороссии» Артура Закирова. И хотя Шумаева продолжает заниматься с детьми и, по возможности, ездит в интернаты для престарелых, все ее силы брошены на донбасское направление. Она несколько раз была в Донбассе, а также помогает группе, находясь в России. 

До этого Елена пыталась взаимодействовать с группой известного гуманитарщика Алексея Смирнова, однако отношения с «Гуманитарным батальоном «Ангел» у нее не сложились. 

На Закирова женщина вышла случайно в конце 2015 года. Написала ему в соцсети, Артур тогда был в Донбассе. По возвращении он объяснил ей, что сейчас нужно в первую очередь. Собрав посылки, Шумаева привезла их в Санкт-Петербург и передала Диане — активистке группы. 

Началось общение и разностороннее сотрудничество: от сбора помощи до написания и редактирования сообщений в Интернете. Группа «Помощь раненым бойцам Новороссии» размещает объявления во всех соцсетях, так что работы хватает. Хотя Facebook при этом вполне ожидаемо блокирует Артура. 

По словам Елены, у группы есть круг постоянных помощников: они присылают деньги, передают помощь в зависимости от того, что необходимо в тот или иной момент. Однако есть и те, кто отзывается на отдельные посты и репосты. Например, когда группа собирала средства на инвалидную коляску для ребенка-инвалида, нашелся человек, который полностью оплатил покупку. 

Нередко помощь приходит и от благотворительных фондов. Группа вскоре собирается к ним обратиться, чтобы как можно больше детей поздравить на Новый год.

Новогодние праздники для Елены — особенные. Именно ради того, чтобы поздравить детей в поселках на линии фронта и бойцов на передовой, она первый раз отправилась в Донбасс, вместе Закировым. Кто-то из читателей, возможно, помнит фотографию, на которой Дед Мороз и Снегурочка, то есть Лена и Артур, практических на боевых позициях водят хоровод с защитниками Новороссии…

По словам Шумаевой, с жителями охваченного войной региона у нее сложились особые отношения. 

«Там совершенно другие люди, — констатирует она. — Они настолько гостеприимны! Даже не потому, что мы привозим им какую-то помощь… А просто в плане общения, особенно если сказать, что из России». 

На передовой когда на Новый год они поздравляли ребят на передовой, те радовались до слез, вспоминает Лена.

«Очень хорошо принимают! Хочется туда ехать», — делится впечатлениями Лена. 

Как-то раз они с Артуром поехали в ЛНР, побыли там, и в какой-то момент она его спросила: «Когда уже поедем домой?» Он засмеялся и переспросил: «В Горловку, что ли?» 

«Это для нас уже просто второй дом», — отмечает Шумаева.

История опекунства

В определенный момент Елена начала задумываться об усыновлении. Семья подошла к этому вопросу серьезно — в частности, были решены жилищные проблемы. 

На тот момент усыновить просто так уже было нельзя — будущих приемных родителей направляли на специальные курсы. Елена получила сертификат «Школы приемных родителей», однако ее ждала крайне неприятная неожиданность. В органах опеки ей заявили, что она не может быть приемным родителем ни по жилплощади, ни по другим параметрам, и непонятно, кто ее вообще направил на курсы. 

«Хотя люди усыновляли, имея гораздо худшие жилищные условия, но понятно каким путем. Я к этому шла столько лет…» — грустно говорит она. 

В итоге Шумаевой предложили оформить временную опеку. В детском доме ей объяснили, что самое главное — не говорить ребенку, что его забирают: мол, ребенок едет в гости. 

Ей достался совсем маленький, лет четырех, мальчик Илья из многодетной семьи — взъерошенный, худой и бледный. Несколько детей из этой семьи на тот момент уже усыновили, хотя раньше по закону можно было усыновлять только сразу всех, чтобы не разлучать братьев и сестер. Впоследствии Шумаева навещала самого маленького из братиков Илюшки, который также потом был усыновлен.

Отношения с ребенком сложились. Елена нашла с Ильей общий язык, и он стал ее постоянным гостем. Речь о том, что он станет ее сыном, по понятным причинам, не шла, но были прогулки, ночевки… 

Так прошел год. Когда летом его направили в санаторий, где ребенку не нравилось и он очень скучал, Шумаева приезжала к нему, привозила продукты, игрушки, общалась, отметила с ним его день рождения. Каждый раз, расставаясь, мальчик убегал не прощаясь, потому что боялся расплакаться. 

Не удивительно, что однажды Илья назвал тетю Лену мамой. Но счастливый конец у этой истории, к сожалению, не сложился. Сразу после этого, когда они возвращались из развлекательного центра в интернат, мальчишка надулся и едва не заплакал, как будто что-то чувствовал, не хотел возвращаться. 

Как потому оказалось, это была их последняя встреча. Илюшу усыновили, а Елене запретили напоследок с ним увидеться. 

«Больше не приезжайте. Его забирают в семью», — написала ей директор интерната. 

Для Елены это стало трагедией. Илья часто снится ей и во сне говорит, что его обижают… 

Сейчас Елена выясняет юридические тонкости и надеется, что сможет усыновить ребенка из Донбасса. Это непросто, поскольку речь идет о маленьких гражданах Донецкой народной республики. Но Шумаева, несмотря на пережитое расставание с Ильей, не теряет надежды.

Автор:
Наталья Макеева

Источник: riafan.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.