«В Петрозаводске тихо, провинциально и скучновато». Врач, переехавший в Петербург ради зарплаты в 70 тысяч рублей, объяснил, почему столичная медицина лучше

Станиславу тридцать пять лет, семь из них он проработал на петрозаводской станции скорой медицинской помощи. Сейчас он также трудится фельдшером на «скорой» в Санкт-Петербурге, где официально зарабатывает пятьдесят тысяч рублей, а еще двадцать имеет за счет всевозможных приработков. Станислав доволен своей работой и своей зарплатой и не считает справедливым тот факт, что в Петрозаводске при не меньшей нагрузке и порче нервов доходы медиков намного ниже.

В Санкт-Петербург я переехал в связи с женитьбой, и хотя семейная жизнь не сложилась, остался в Северной столице. Сначала хотел попробовать что-то другое, занялся мелким бизнесом, но дело не пошло, и я вновь устроился на «скорую», тем более взяли меня охотно, и зарплата здесь существенно выше. Если в Петрозаводске в хорошем случае можно получить порядка тридцати тысяч рублей, то в Санкт-Петербурге — сорок-пятьдесят. Такая зарплата тоже считается небольшой, но я говорю о чистом заработке, без дополнительных доходов и переработки.

Нормальный медик — он медик всегда и везде. За мою профессиональную жизнь мне много раз приходилось оказывать людям помощь, когда я находился не на работе. Если слышишь вопрос: «Здесь есть врач?», всегда откликаешься, даже не думая. Однажды в Петрозаводске женщина выбросилась из окна третьего этажа, а я проходил мимо, или девушка потеряла сознание от жары в южном поезде. Бывало, помогал и животным. Главное — быстро соображать, что к чему, а на практике всему научишься.

Пациенты в основном одинаковые, что в Петрозаводске, что в Санкт-Петербурге. Скажу честно, больных с «мадагаскарскими тараканами» в голове хватает и там, и там. Иногда мне кажется, что не только я перебрался в Питер, но и бабушки «с давлением и сердцем» переехали следом за мной. В большом городе больше стрессов, поэтому чаще встречаются нервозные пациенты.

«Криминальных» вызовов тоже хватает, и в таких случаях нам иногда приходится выполнять функции полиции, потому что, случается, приедешь на вызов, где кого-то порезали, а поножовщина еще продолжается. Благо, я знаю приемы самообороны, и в таких ситуациях у фельдшеров-мужчин, конечно, больше преимуществ, чем у женщин.

Машин в Питере не хватает, как и в Петрозаводске, разрываемся между вызовами, и жалобы пациентов тоже в основном на то, что приходится долго ждать врачей. Такая же проблема с нумерацией домов и подъездов, трудности с парковкой, только в больших масштабах, чем на периферии. Огромные расстояния, неимоверное количество транспорта, километровые пробки — все это затрудняет работу. Поэтому наших водителей можно назвать чемпионами автоспорта.

Новостройки растут, население прибывает, мы в буквальном смысле слова не успеваем за этим угнаться. В Санкт-Петербурге к тому же очень много незарегистрированных жителей, а помощь оказать нужно всем. Случается, в квартире прописан один, а проживают несколько, вот и получается, что официальное количество населения в триста тысяч по району увеличивается еще на сто. В новых районах всё, как в Петрозаводске: «веселье» по выходным и праздникам, когда мы превращаемся в городских санитаров, подбирающих перегулявших граждан. В центре таких проблем, я думаю, меньше.

Я удивился, что в Питере на вызове медиков благодарят деньгами. Конечно, не всегда, но такое случается. А если не хочешь брать, то еще и обидятся. Тысячу могут запросто сунуть. И не факт, что здесь люди богаче, просто так принято. В Санкт-Петербурге меньше бумажной волокиты: нам выдают планшеты, на них мы заполняем карту больного, а потом только распечатываем. Машины оснащены очень хорошо, лекарств всегда достаточно. Текучка на «скорых» Санкт-Петербурге есть, но не очень большая. Люди у нас выносливые, по двадцать-тридцать лет на одном месте работают. В Петрозаводске был отличный коллектив медиков, здесь тоже хороший, а от этого многое зависит.

В Санкт-Петербурге у меня более удобный график, чем был в Петрозаводске: с восьми до восьми, а потом я два дня дома. За эти сутки можно не только отдохнуть, а и подработать. Не стоит лукавить: многие врачи и фельдшеры скорой помощи подрабатывают, если есть возможность. Делают уколы, ставят капельницы. И, конечно, берут дополнительные смены на основной работе. Официальная зарплата у всех разная, никакой уравниловки нет, всё зависит от категории.

Когда я приезжаю в Петрозаводск, где живут мои родители, то он кажется мне очень родным и очень маленьким. Здесь тихо, провинциально и, признаться, скучновато. Нет размаха мыслей, разнообразия деятельности, широты взглядов. Не в обиду будет сказано, но в Санкт-Петербурге медики читают больше литературы, обдумывают и обсуждают разные случаи из своей практики, не в смысле сплетен, а в плане того, как лучше поступить в следующий раз. Благодаря общему темпу жизни быстрее соображаешь, меньше размениваешься по мелочам. В целом это пусть чем-то менее уютный, зато более цивилизованный мир, откуда можно махнуть вообще куда угодно.

Я снимаю квартиру за 25 тыс. руб., мои транспортные расходы невелики, потому что на работу хожу пешком, и идти всего двадцать минут. Поскольку сейчас я живу один, на продукты трачу немного, на цены особого внимания не обращаю и не могу сказать, в Санкт-Петербурге дороже или дешевле, чем в Петрозаводске. Я занимаюсь тхэквондо, за что ежемесячно плачу 2,5 тыс. руб. Стараюсь навещать родителей, встречаться с друзьями, поэтому на поездки в Петрозаводск вместе с сопутствующими расходами уходит 10 тыс. руб. в месяц. В Санкт-Петербурге у меня тоже есть «культурная программа», которая поглощает примерно столько же.

_______________________________________________________

_______________________________________________________

Для справки:

С

Источник: gubdaily.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.