Алексей зарабатывает 130 тысяч рублей в месяц, живет в вагончике, но зато в его семье две иномарки

Алексею 47 лет, он работает сучкорубом и получает от 30 до 130 тысяч в месяц в зависимости от сезона и какой лес на делянке. У него жена и трое детей, и всю зарплату он отдает семье. На делянке он проводит от недели до трех месяцев с небольшим перерывом. Как правило, какое-то частное лицо покупает делянку на аукционе и нанимает бригаду, которая состоит из вальщика, двух сучкорубов, двух раскряжевщиков и тракториста.

Работа лесоруба является одной из самых опасных. Раньше профессия сучкоруба считалась женской, и надо было видеть, как женщины махали топорами, когда рубили сучки. До этого я тоже работал топором, а когда появились бензопилы «Хускварна» и «Штиль», то стало намного легче.

Свалить дерево, положить его на земной шар не так-то просто, надо знать направление ветра, где и с какой стороны больше сучков, а еще дерево никогда не стоит вертикально, а всегда под наклоном — на это тоже нужно обращать внимание. Надо рубить дерево точно под трактор, чтобы стволы легли ровно, как спички в спичечный коробок. Трактор Онежского завода ТДТ-55 может забрать 14-15 стволов, а шведские трактора сами валят, обрубают сучки, режут на ассортимент, вытрелевывают к дороге к лесовозу, сами штабелюют, а лесовоз уже увозит.

Живем мы в вагончиках. Раньше было освещение керосинкой и отопление буржуйкой, а сейчас есть специальные печи на солярке, и можно не думать о холоде. Освещение — японские генераторы на бензине, выдают 220 вольт. Продукты нам подвозят, потом стоимость, конечно, вычитают из зарплаты. Летом это консервы, зимой, когда можно хранить, то и мясо. Макароны, картошка, овощи, хлеб, сахарный песок, сигареты — все это было и есть. А вот спиртным мы при работе в лесу не балуемся: лес и вода не терпят пьяных — обязательно случится какая-то беда.

Раньше существовала зона отчуждения: 100 метров вдоль дороги нельзя было рубить лес, также как и вокруг озера. Если вокруг озера вырубить лес, то озеро постепенно превращается в болото, поскольку деревья забирают в себя очень много воды. Сейчас рубят все и везде. Видимо, сохранность природы уже никому не нужна.

Пиловочник, пиловочная древесина, идет на доски, брус, то, что тонкое, идет на бумагу. Практически вся береза уходит в Финляндию, где из нее делают шпон. Мы продаем туда сырье за гроши, а покупаем оттуда мебель за большие деньги.

За еду вычитают рублей 300 в неделю, если получаешь 1000 в день. Это зимой. А летом, когда световой день длинный, то заработок намного больше. Правда, мошка, комары, но жителю Карелии это можно вытерпеть. Плохо, когда бригада уезжает, и ты остаешься в лесу один за сторожа, потому что техника дорогая, и ее могут украсть. Вот это одиночество в лесу — самое страшное. А я даже Новый год, случалось, один на делянке встречал.

На себя я трачу немного, все деньги отдаю семье. Живем мы в хорошем частном доме, есть две иномарки, в отпуск стараемся ездить в Анапу — почему-то там нравится, а вот за границей еще ни разу не были. Свою работу я уважаю, хотя она и тяжелая, и считаю, что мои деньги достаются мне честно и нелегко.

Источник: gubdaily.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.